Все системыTVBEThttp://www.rarib.ag/

Обратная сторона азарта

03.02.2020


Не любой увлеченный игрок — игроман. Кто-то действительно подвержен игорной зависимости, а кто-то может спокойно играть всю жизнь в азартные игры без каких-либо негативных последствий. Об этом в своей колонке для «Реального времени» рассказал Борис Менделевич, российский врач и общественно-политический деятель, депутат Государственной Думы, член комитета Госдумы по охране здоровья, член фракции «Единая Россия». По словам эксперта, доля действительно зависимых людей среди тех, кто регулярно играет или делает ставки, сравнительно невелик — от 1% до 10%. Поэтому истинных больных среди игроков не так и много. Менделевич считает, что спровоцировать рост этой заболеваемости может онлайн-гемблинг. Поэтому, по его мнению, для азартных онлайн-игр в России нужно устанавливать те же законодательные нормы, что и для оффлайн-сферы. Подробности — в материале ниже.

Это не игрушки

Игромания, лудомания, или, как ее еще называют, гэмблинг — это заболевание. Мы, медики, квалифицируем ее как точно такую же болезнь, что и те соматические заболевания, которые мы с вами давно знаем: артрит, воспаление легких, гастрит и так далее. Не зря гэмблинг — диагноз, который вошел в Международную классификацию болезней. Сам по себе гэмблинг — это зависимость, аддикция. Как есть алкогольная, никотиновая, наркотическая зависимость, точно так же существует и зависимость от игр. При этой болезни могут развиваться различные дополнительные психические нарушения. Разделяется это заболевание на разные подразделы — в зависимости от тяжести течения и от тех психических нарушений, которые при этом формируются.

Некоторые зависимости лечатся чуть лучше, а некоторые — чуть тяжелее. И вот с этой точки зрения гэмблинг — одна из самых тяжелых зависимостей, крайне сложно поддающихся лечению. Но надо понимать: не все те люди, которые регулярно играют в игровые автоматы, ходят в казино, играют онлайн, делают ставки на тотализаторе — не все они заболевшие, не все они игроманы.

Почему кому-то можно, а кому-то нет?

На вопрос о том, как формируется зависимость и почему одни ей подвержены, а другие могут спокойно играть всю жизнь по выходным в покер, ответа у современной науки пока нет. Это продукция мозга, которая до сих пор еще не изучена. Но есть некая закономерность, которая наблюдается для любых зависимостей. Мы с вами знаем людей, которые могут выкурить сигарету раз в неделю и не получить зависимости, тогда как другие курят пачками. Точно так же есть люди, которые могут иногда выпить алкоголя — и ничего с ними не случится, тогда как другие спиваются буквально за пару месяцев. Это все, скорее всего, зависит от многих причин. Я могу говорить только про предположения, но есть мнение, что роль играют и наследственные факторы, и психологическая роль воспитания и окружения, в котором вырос и находится человек, и его психотип. Скорее всего, все это и становится предикторами того, о чем мы с вами говорим — этиологии игровой зависимости.

По научным данным, доля больных людей среди тех, кто регулярно играет или делает ставки, сравнительно невелик — от 1 до 10% от тех, кто этим занимается на регулярной основе. Истинных больных среди них не так много.

Болезнь, а не грех

Есть большая проблема: отношение социума к людям, больным теми или иными зависимостями, в том числе — игровой. Особенно ярко это проявляется в отношении больных алкоголизмом или наркоманией. Мы делали опросы, и выяснили: 90% населения уверено в том, что зависимость — будь то алкоголизм, наркомания, игромания — это порок, но не болезнь. Скажу даже больше: мы проводили такие исследования и среди врачей — и получили поразительные для нас результаты. Более 60% врачей считают, что это не болезнь, а порок, грех! И это огромнейшая проблема.
Я очень часто спорю в соцсетях, что отношение к этим людям должно быть именно как к больным, потому что они действительно страдают аддикцией. И даже когда в Госдуме шли дискуссии по поводу возвращения курилок в аэропорты, я был ярым сторонником этого законопроекта, и с трибуны Госдумы говорил о том, что невозможно запретить больному бронхитом кашлять! Или больному артритом — хромать. Точно так же невозможно запретить больному алкоголизмом пить, а больному гэмблингом — делать ставки.

С другой стороны, запреты или создание условий, при которых больной имеет меньший доступ к предмету своей зависимости, конечно же, влияют на исход. Запрещать, конечно, надо, но одними запретами вылечить человека невозможно. Можно запереть больного игроманией дома, продержать его там полгода, но когда он выйдет из-под замка — он пойдет и будет делать ставки. В борьбе с гэмблингом не обойтись без медицинских методов.

Как лечат игровую зависимость

Игромания — это хроническое заболевание. Как не бывает бывших алкоголиков, так и не бывает бывших игроманов. Вылечившимся человек считается ровно до того момента, пока не пошел делать первую ставку. Врачи могут добиться только наступления ремиссии — состояния вне обострения. Как только возникает новая встреча человека с игрой, заболевание вновь возвращается. Точно так же, как возвращается зависимость к алкоголику, который много лет не нюхал спиртного, и тут вдруг выпил рюмку.

Применяются разные способы лечения игромании. Они делятся на несколько видов. Во-первых, если игромании сопутствуют некоторые психические нарушения, то их проявления снимаются медикаментозно, в зависимости от их степени тяжести. Во-вторых, если зависимость есть, но психических нарушений не наблюдается, то начинается самое сложное — лечение ее самой. Для этого есть широкий спектр методик психотерапии, психологических методик. Можно создать у человека некую парадигму иного поведения — это возможно. Но в случае с игроманией это титанически сложная задача.

Многое зависит от мотивации пациента. Как и в случае любой зависимости, важно, насколько пациент хочет от нее избавиться, как сильно он мотивирован. Невозможно вылечить человека насильно, когда он не хочет этого делать — и тут я опять же не могу не провести аналогий с алкоголизмом. Сейчас очень много говорится о том, чтобы вернуть ЛТП для алкоголиков и устроить принудительное лечение, но тут я всегда задаю вопрос: а как вы, собственно, собираетесь их лечить, если они этого не хотят? Точно так же и тут. Насильно от лудомании никого не вылечить. И вот создание устойчивой мотивации к лечению — это задача врача-психотерапевта, который работает с пациентом, и окружения этого человека — родственников, семьи.

Аддиктология вчера и сегодня

Сама по себе зависимость существовала всегда. Когда не было казино, в советские времена люди играли в карты, делали ставки на ипподромах. Проблема существовала. Но официальная наука аддиктология — наука о зависимостях — зародилась на Западе. Такого предмета нам не преподавали, когда я учился в институте. Мы о такой науке слышали мельком, но нас никто не учил методикам работы по ней. Все это к нам пришло из-за рубежа — и теория аддиктологии, и всевозможные методы лечения, но в 90-е годы все это сыграло с нашей страной плохую шутку.
В 90-е, когда уровень больных различными зависимостями был запредельным, аддиктологическая служба еще не была в нашей стране серьезно развита. Не были проработаны методы лечения. Буйным цветом цвели способы, которые невозможно было назвать медицинскими: вовсю работали разнообразные шаманы, гадалки, бабки-шептуньи в деревнях. Да даже кодирование, по большому счету, — это, конечно, психотерапевтический метод, но в 90-е годы он полностью потерял свою научность. Больше 90% лечения, которое предлагалось в нашей стране 30 лет назад, было шарлатанским.

Сейчас, к счастью, аддиктология очень серьезно развивается, в том числе и в нашей стране. Появилось много образованных врачей, психотерапевтов, психологов, которые успешно применяют современные методики и борются с различными видами зависимостей. Но, конечно, процент излечения игровой зависимости не так велик, как хотелось бы.

Когда пора к врачу?

Меня часто спрашивают о том, как определить тот момент, когда уже пора обратиться к доктору, каковы признаки того, что обычное пристрастие перешло в недуг. К сожалению, здесь сложно что-то конкретное посоветовать: болезнь диагностирует только врач. Поэтому, если вы видите, что с вашим близким человеком что-то не так, что игра начинает побеждать его, нужно попытаться убедить его обратиться к специалисту.

Самое главное — чтобы человек понял, что проблема существует, и что она должна решаться с помощью медицинского работника. Врач исследует пациента и на основании этого сделает выводы: существует ли зависимость, и что дальше делать — нужно ли человеку медикаментозное лечение или психотерапия. Вполне может оказаться так, что ему ничего не нужно — а просто требуется сменить образ жизни, ведь, как я уже говорил, не любой увлеченный игрок — игроман.

Гэмблинг и закон: как бороться с онлайн-казино

Количество людей, обращавшихся в последнее десятилетие с этой проблемой, уменьшилось, я это сам наблюдал. Возможно, это связано с тем, что в определенный момент в России законодательно запретили повсеместное распространение казино и салонов с игровыми автоматами.

Но сейчас широчайшие возможности для игры дает интернет. Сейчас уже не нужно никуда идти, чтобы сделать ставку или поиграть в аналог автомата. И если исходить из парадигмы того, что мы делали раньше, то, конечно же, для азартных игр онлайн нужно устанавливать те же законодательные нормы, что и для оффлайновых казино и игровых салонов. И это связано не только с тем, о чем мы с вами говорили.

Скажем, для примера, сейчас в Госдуме мы уже давно обсуждаем проект об онлайн-продаже медикаментов. И я всегда говорил, что точно такое же законодательство, которое разработано для аптек, должно быть разработано и для онлайн-аптек. Другой пример: различные современные заменители потребления табака — айкос, кальян и тому подобные вещи — точно так же, как табак, должны регулироваться, абсолютно точно так же! И я глубоко убежден, что все, что касается азартных игр онлайн, должно быть тоже четко сопоставлено с законодательством, регулирующим оффлайн-сферу.

Время не стоит на месте: вот мы запретили рекламу пива — моментально началась реклама безалкогольного пива. Это уловка, я считаю. И с ней надо законодательно бороться. Или, например, многострадальный закон по «наливайкам», который до сих пор разрабатывается — он же тоже призван бороться с уловками. Все эти ночные «кафе» без единого признака общепита, продающие алкоголь с минимальной наценкой в любое время суток — метод обхода действующего законодательства. Онлайн-казино — точно такая же уловка. В нашей стране запрещена регистрация и лицензирование таких ресурсов, но они обходят этот запрет, получая разрешения в других странах. И с этим нужно что-то делать.




Автор:   Мария Гришина


Адрес источника: https://bettingbusiness.ru
Источник: «Betting Business Russia»
Просмотрено: 828 раз

Версия для печати | Обсудить на форуме

Все новости