tvbet.tv

Добыча игорных орлов

Новости игорного бизнеса
29.04.2012

 

 

Короли азарта не поколебали решимость власти запретить работу казино,
выделив для них четыре обширные, но до сих пор не востребованные зоны

Ключевые фигуры игорного бизнеса, запрещенного в России летом 2009 года, по-разному освоились с потерей баснословных доходов. Единственное, что их объединяет теперь, — отказ от продолжения этого бизнеса в выделенных для казино резервациях.

Прибыльных легальных казино в России сегодня, как известно, нет. Ни одна из четырех зон, обозначенных в 2009 году как будущие Лас-Вегасы, так ими и не стала. Власти Калининградской области "еще не решили, нужна ли области игорная зона", в Алтайском крае застройщик, компания "Алти", отложила открытие первого казино еще на год, до 2013-го. В Приморье ждут наплыва туристов: полюбив этот чудо-край после саммита АТЭС, россияне и иностранцы толпами повалят сюда играть в казино. Впрочем, казино строить здесь и не начинали.

Худо-бедно работает лишь "Азов-Сити": в 2010 году рядом с маленьким городом Ейском появились два казино — "Оракул" и "Шамбала". Обороты этих заведений, по стандартам отрасли, мизерные. Крупнейшее — "Оракул" (владелец — казанский бизнесмен Рашид Таймасов) — после года работы отчитывалось, что "почти окупило расходы в 500 млн рублей" и что заведение за год посетили около 35 тыс. человек. Доходы краевого бюджета от работы двух казино в "Азов-Сити" в 2011 году составили 87 млн руб. Для сравнения: по данным Московской городской думы на июнь 2009 года, доходы Москвы от поступлений налога с игорного бизнеса составляли 6 млрд руб. в год, аналогичные доходы Санкт-Петербурга — 3,5 млрд руб.

Рашид Таймасов — человек в игорном бизнесе новый. Ни один из столпов российского игрового бизнеса времен расцвета в игорные зоны не пошел. Если вспомнить, какие барыши когда-то снимали владельцы казино, вполне можно понять, почему жизнь в резервациях их не очень-то интересует.

Олегу Бойко, владевшему помимо крупных казино
каждым десятым игровым автоматом в России,
теперь приходится зарабатывать на лотереях и косметике

IPO на краю "Вулкана"

 

В начале 1980-х московские казино были территорией иностранцев. Финн Пекка Салми организовывал первое казино в московском отеле "Савой", и чтобы попасть в него, записывались за несколько дней. В гостиницах "Интуриста" появлялись первые игровые автоматы. 24-летний выпускник МАИ Олег Бойко тогда был от этого мира далек: как и другие будущие миллиардеры российского разлива, он торговал компьютерами. Затем создал нескольких банков и торговых точек, объединив их в концерн OLBI. К 1995 году активы концерна оценивались в $1,5 млрд, но как раз в тот момент удача от Бойко отвернулась. Во время первого банковского кризиса в 1995-м банк "Национальный кредит", финансовое ядро OLBI, обанкротился, а еще через год Бойко получил тяжелую травму позвоночника. По его словам, он отошел от дел, долго лечился, а после кризиса 1998-го обнаружил, что никакого бизнеса у него фактически и нет: "Остались двухкомнатная квартира на Тверской и небольшая финансовая компания" ("Ведомости", 16 июля 2007 года). В течение года дела удалось как-то поправить: Бойко стал владельцем небольшого пакета акций металлургического "Евразхолдинга", стал развивать бизнес финансового консультанта. В начале нулевых его внимание переключилось на игорный бизнес. Когда-то он присматривался к этой теме, кое-где устанавливая для пробы игровые автоматы, но без особого интереса. Теперь же выяснилось, что у людей есть деньги и они готовы играть: автомат стал приносить в три раза больше прибыли, чем в 1990-е. Бойко выкупил долю в московской сети игровых салонов "Вулкан" и создал компанию Ritzio Entertainment Group.

За несколько лет холдинг превратился в лидера игорной отрасли: ему принадлежали не только девять крупнейших казино, но и каждый десятый игровой автомат в России. В холдинг входили сеть игровых залов "Вулкан", бренды "X-time", казино "Десперадо" и региональный "Миллион" (московскими игровыми клубами с таким же названием владели столичные бизнесмены). В 2005 году, когда общий оборот игорного бизнеса составлял $5-6 млрд (в России тогда было около 400 тыс. игровых автоматов и 5 тыс. игровых столов), оборот холдинга Бойко достигал $600 млн. По некоторым данным, бизнес Бойко по всей стране приносил порой $1 млн чистой прибыли в день.

Бойко попадал в российский список Forbes с капиталом в $1,2 млрд. Холдинг открывал свои представительства на рынках Латвии, Литвы, Эстонии, Украины, Казахстана и Румынии, строил казино в Перу, Боливии и Мексике. В 2006 году Бойко говорил о желании вывести холдинг на IPO.

 
Один из совладельцев казино "Шангри Ла" Леонид Огородников
не подчинился требованию закона свернуть бизнес и, очевидно, скрывается за границей

Существует байка о том, что Юрий Лужков, не любивший Бойко, начертал резолюцию "Немедленно закрыть" прямо поперек статьи о грядущем IPO Ritzio Entertainment Group в одном из деловых изданий. Но нелюбовь Лужкова бизнес, наверное, пережил бы. В то время как раз обострилась общественная дискуссия об ограничении игрового бизнеса, и в 2007 году вышел федеральный закон о закрытии всех казино и баров с автоматами с 1 июля 2009 года.

Бойко до последнего надеялся, что власти передумают, приводил в защиту индустрии наивные аргументы вроде того, что "бизнеса, который удваивается за год, причем в масштабах сотен миллионов долларов, больше не найти".

Однако решение было принято, и за два года Бойко активно диверсифицировал свой бизнес: включил в него парфюмерную торговую сеть "Рив Гош", создал девелоперский холдинг "Финстрой", приобрел несколько банков, начал разворачивать, но вскоре, правда, свернул продуктовую розничную сеть "Смак".

Сегодня Ritzio Entertainment Group продолжает вести игорный бизнес за рубежом (к 2007 году за границей холдинг получал уже четверть общей выручки), а в России активно занимается легальными лотереями. Лотерейный бизнес в последние годы тоже демонстрирует активный рост, и Бойко в нем вполне преуспевает. В 2010 году, например, одна из компаний Бойко — "Спортлото" — получила госконтракт на проведение прибыльных лотерей в поддержку Олимпийских и Паралимпийских зимних игр в Сочи. Однако затем Бойко уступил контракт Сбербанку, а сам взялся за лотерею "Победа" по заказу Минобороны. Но миллионом долларов в день из светлой поры расцвета казино здесь, конечно, и не пахнет.

Оборудование для казино приносило Борису Белоцерковскому
куда больше прибыли, чем снековые и кофейные автоматы, которые он продает сегодня

"Столбик" на каждом углу

 

Поставить свой бизнес на легальные рельсы удалось и младшему партнеру Бойко по Ritzio Entertainment Group — Борису Белоцерковскому. В отличие от Бойко, Белоцерковский в игорном бизнесе буквально с первых лет его существования. С 1990 года он является владельцем группы компаний "Уникум", которая вплоть до 2009-го специализировалась на производстве и дистрибуции автоматов c денежным выигрышем, оборудования для казино, развлекательных центров и залов игровых автоматов. В группу входят лизинговая компания "Слот-лизинг", консалтинговая фирма "Уникум-консалтинг" и компания-разработчик систем интеллектуального управления казино Systems in Progress (SIP), которая базируется в Австрии. Среди активов группы числится и собственный завод по производству игровых автоматов в Петербурге, который до 2007 года выпускал около 1,5 тыс. аппаратов в месяц. С началом депутатских дискуссий о возможном запрете игорного бизнес Белоцерковский запустил на заводе параллельное производство вендингового оборудования — автоматов по продаже снеков. По его словам, с 2007 по 2009 год группа выпустила лишь несколько сотен игровых автоматов, которые пошли на экспорт. С 2009 года группа переквалифицировалась в крупнейшего производителя оборудования для индустрии самообслуживания. Помимо торговых автоматов "Уникум" выпускает платежные и банковские автоматы. Белоцерковский не скрывает, что оборот от продажи вендингового оборудования вдвое меньше, чем от продажи игорного. Действительно, если в 2005 году Forbes оценивал состояние Белоцерковского в $340 млн (с тех пор предприниматель не входил в "золотую сотню"), то в 2010-м, по версии журнала "Финанс", оно составляло 3,3 млрд руб. (около $110 млн).

А вот другой производитель игровых автоматов — Игорь Ходорковский — фигура совсем другого склада. Бывшие коллеги по цеху жалуются, что "непомерная алчность" его и таких, как он, сгубила всю отрасль в России. Начиналось все неплохо: аспирант Московского института нефти и газа Ходорковский написал компьютерную программу, которая помогла ему устроиться на работу в парк культуры и отдыха "Красная Пресня" — обслуживать детские игровые автоматы. В 1990 году Ходорковский взял в аренду автоматы, правда, уже не детские, а с денежным выигрышем. Прибыль от их эксплуатации позволила ему организовать компанию KSI, которая и занялась собственным производством игорного оборудования. Успех принес разработанный в компании автомат stolbik. Себестоимость такого аппарата составляла около $500, и эти деньги "отбивались" максимум за две недели даже в самом глухом городишке. "Русский столбик" принимал мелкие купюры и пятирублевые монеты, и когда количество установленных "столбиков" перевалило за миллион, общественность всерьез заговорила о повальной "столбовой" игромании.

Известно, что после запрета игорной деятельности компания KSI продолжала работу за рубежом. Например, в попавшем в "Новую газету" в прошлом году таможенном документе о транспортировке игрового оборудования за границу значится, что из России периодически отправляются автоматы в Колумбию. Получателем там, в свою очередь, является компания "Кси-Колумбия" из Боготы. Сам Ходорковский вместе с семьей уже давно живет в Швейцарии, где, очевидно, и развивает свои новые проекты. Так, например, еще в 2007 году он вложил 24 млн швейцарских франков в строительство развлекательного центра Les Bains de la Gruyere в городе Шармее. В России Ходорковскому и его партнеру по компании KSI Борису Кольцову принадлежат усадьба Михалково, переделанная под VIP-гостиницу, и детская гимназия "Виктория", расположенная в элитном поселке "Горки-2".

За восемь лет пребывания в тюрьме по обвинению в похищении людей
Михаил Мирилашвили успел пропустить и расцвет, и крах своего игорного бизнеса в России

Невозмутимость врача

 

Владелец крупнейшего петербургского игорного холдинга "Конти Групп" Михаил Мирилашвили увлекся азартными играми еще в студенчестве. Приехав в 1977 году в Ленинград из Кутаиси, он поступил в педиатрический институт, но больше времени посвящал не лекциям, а играм в катранах — подпольных игорных домах. Диплом он все-таки получил и даже успел поработать врачом. Ну а в катранах Мирилашвили обзаводился связями, которые пригодились в будущем.

В 1991 году Мирилашвили побывал в Лас-Вегасе, "проиграл, но впервые в жизни получил от этого удовольствие". Загоревшись идеей воспроизвести атмосферу Лас-Вегаса в Петербурге, он открывал одно заведение за другим. В итоге была создана "Конти Групп", контролирующая практически весь игорный бизнес Санкт-Петербурга: казино "Конти", "Палас", "Астория", "Индиана", "Невада" и сеть игровых автоматов "Профит", которая позже открылась в Москве под названием "Джекпот". Помимо того, в группу входили концертный зал "Гигант-Холл", кабаре "Олимпия", театр-кабаре "Астория", ресторан "Колхида" и "7.40".

 
Основатель компании "Ингеоком" Михаил Рудяк (справа)
помимо основного бизнеса зарабатывал и на рулетке

Параллельно Мирилашвили развивал другие виды бизнеса. Ему принадлежала компания "Русское видео", помимо кинематографического производства компании принадлежал порт Ломоносов, а также ряд причалов в поселке Лебяжье и на военно-морской базе в Кронштадте. В конце 1990-х на эту компанию претендовали Борис Березовский и Владимир Гусинский, победа досталась последнему. Другим столпом империи был девелоперский холдинг "Петромир". Мирилашвили владел долями в крупном торговом центре Петербурга "Гостиный двор" и петербургском филиале "Союзконтракта", а также входил в менеджмент компании "ЛУКОЙЛ-Северо-Западнефтепродукт". В рейтингах миллионеров Мирилашвили никогда не упоминался, тем не менее в конце 1990-х разные источники оценивали его годовой доход примерно в $40-60 млн.

Неприятности у Мирилашвили начались в августе 2000 года, когда внезапно похитили его отца. Через двое суток похитители, так и не потребовав выкупа, освободили Мирилашвили-старшего. Вскоре в милиции появилось дело о пропаже двух грузинских бизнесменов, которых и подозревали в похищении. А ровно через месяц у гостиницы "Астория" был расстрелян грузинский авторитет Гочи Цагарейшвили (Биркадзе) со своими спутниками. Во время этой бойни в "Астории", где проходил экономический форум, находился и сам Мирилашвили. В итоге против Мирилашвили в 2001 году было возбуждено уголовное дело. Следствие длилось более двух лет и закончилось обвинительным приговором по факту похищения. Мирилашвили приговорили к 12 годам заключения, однако позже срок снизили до восьми лет.

Так что Мирилашвили пропустил как годы расцвета игорного бизнеса в России, так и ограничение этого вида деятельности. Всеми делами заправляли его партнеры, которые летом 2009 года законопослушно вывезли из залов автоматы и закрыли казино, превратив здания в развлекательные центры. В прошлом году Мирилашвили всплыл из забвения и заявил, что будет дальше развивать бизнес в России и вводить новые объекты — деловые, офисные, логистические центры, салоны по продаже автомобилей, коттеджные поселки. Своей же самой удачной инвестицией предприниматель назвал принадлежащую ему и его сыну Вячеславу долю в социальной сети "В контакте". Именно благодаря ей, кстати, Вячеслав Мирилашвили теперь числится в списке самых богатых россиян с состоянием в $950 млн.


Предприимчивый таксист

 

Но добровольно отказаться от многомиллионной выручки смогли не все владельцы казино. Например, бизнес-история англичанина Майкла Боттчера, президента игрового холдинга Storm International, закончилась тем, что в России он сегодня числится в розыске.

В начале 1990-х лондонский таксист Боттчер приехал в Москву и начал работать в компании Legend Investments, открывшей три казино: Elite, Kings и Queens Wells Fargo. Хозяева бизнеса скоро уехали из Москвы, испугавшись криминала, и за хозяина остался Боттчер. В 1995 году заведения у него, правда, все-таки отняли, но он не отчаялся и открыл на Таганской площади казино "Винсо Гранд", на базе которого и был создан игровой холдинг Storm International. Своих партнеров Боттчер никогда не называл, но известно, что в их рядах были известный основатель компании "Ингеоком" Михаил Рудяк и председатель совета директоров группы компаний "Каро фильм" Леонид Огородников. К июлю 2009 года в Storm International входили уже пять московских казино — "Нью-Йорк", "Шангри Ла", "Ударник", "Карнавал", Jazz Town, а также сеть игорных залов "Супер Слотс" и рекламное агентство Rich&Famous. Кроме того, в Петербурге у холдинга были сеть баров и ресторанов "Слот кафе", "Пит-мастер" и интернет-казино Gaming Resources. По имеющимся данным, оборот холдинга составлял $150-200 млн.

Летом 2009 года было официально заявлено, что теперь весь бизнес холдинга сосредоточен за пределами России, а именно в Минске (казино "Шангри Ла"), Бишкеке (казино X.O at Shangri La), Ереване, в Худжанде (на границе Киргизии и Таджикистана), Германии (слот-залы Storm Casino) и Мексике (два развлекательных комплекса Hollywood Entertainment). Тем не менее в апреле 2011 года в результате обысков в кинотеатрах "Пушкинский" и "Ударник", а также в бывших помещениях клубов "Супер Слотс" оперативникам удалось обнаружить игровые столы и рулетки (вообще-то заинтересованные люди их обнаруживали без проблем). Появилась также информация о том, что казино, принадлежащие Storm International, переместились в здания на территории посольств Белоруссии и Северной Кореи. В июне 2011 года правоохранители арестовали главного исполнительного директора международного холдинга Дарена Кина, который через несколько недель пребывания под стражей дал признательные показания, рассказав о роли в нелегальном бизнесе Майкла Боттчера и других совладельцев Storm International. Самого Кина обязали выплатить штраф в размере 150 тыс. руб., а Боттчера объявили в розыск.



Адрес источника: Журнал "Коммерсантъ Деньги", №17 (874), 29.04.2012
Просмотрено: 3441 раз

Версия для печати | Обсудить на форуме

Все новости